Обычная версия сайта:
Размер шрифта:
a
a
a

Изотопы жизни

В жизни нет ничего невозможного. Такого постулата придерживается доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора по научной и инновационной работе и заведующий отделением радионуклидной диагностики НИИ онкологии Томского НИМЦ Владимир Чернов. Правда с оговоркой, что все, в том числе и невозможное, надо достигать самому.

Никто из семьи и не думал, что выпускник физматкласса томской школы № 32, сын известного профессора-физика Ивана Петровича Чернова, до сих пор преподающего в ТПУ, пойдет не на физическую специальность, а в медицину. Даже мама, фармацевт, кандидат наук, преподаватель фармфака СибГМУ, не одобрила выбор сына, не понаслышке же знала, какая трудная доля у медиков.

В итоге истина оказалась где-то рядом, между физикой и медициной: почти сразу по окончании лечфака СибГМУ Владимир Иванович попал, что называется, на передовую здравоохранения, в совсем тогда молодое направление – в ядерную медицину.

– Обучаясь на лечфаке, я думал, что буду терапевтом, – вспоминает Владимир Иванович. – А оказался в кардиологии, я ходил в студенческий кружок, который вел наш известный академик-кардиолог Р.С. Карпов, на шестом курсе познакомился с моим будущим руководителем, ныне профессором Ю.Б. Лишмановым, тогда он был кандидат мед.наук, заведовал в НИИ кардиологии лабораторией радионуклидных методов исследований. В то время именно туда поступил совершенно уникальный тогда для Сибири прибор, современная гамма-камера – ОФЭКТ-томограф. А меня с детства привлекала и такая техника, используемая в медицине, и программирование, в общем, с 1984 года меня стали привлекать к работе в этой лаборатории. С января 1985 года я был принят в штат НИИ кардиологии сначала врачом-радиологом, затем работал старшим научным сотрудником, а после успешной защиты в 1998 г. докторской диссертации - ведущим научным сотрудником.

Судьба удачным образом приводила Владимира Чернова туда, где он становился счастливым – потому что продвигал дело, которое ему нравилось, потому что это было не впустую, приносило потрясающие результаты. «К 1988 году мы уже сделали первый радиофармпрепарат, абсолютно новый для мировой практики – таллий-199, – вспоминает Владимир Иванович. – Тогда же кардиологи стали совместно с учеными ТПУ трудиться над разработкой других радиофармпрепаратов, используемых для диагностики заболеваний».

А вскоре об усилении этого направления, ядерной медицины, задумалось и руководство Томского НИИ онкологии, диагностика и лечение заболеваний при помощи радиоизотопов все больше становились неотъемлемыми компонентами современной медицины, открывали новые, уникальные возможности. Директор НИИ онкологии Евгений Чойнзонов понимал, что вопросы ядерной медицины должны быть на острие научной тематики. К тому же для института были выделены средства для приобретения новой гамма-камеры. Приметив на различных конференциях молодого доктора наук, увлеченного исследованиями в области ядерной медицины, Евгений Чойнзонов в 2006 году уговорил Владимира Чернова перейти на работу в НИИ онкологии и возглавить там вновь создаваемое отделение радионуклидной диагностики. Исследователи под руководством Чернова и в сотрудничестве с партнерами стали шаг за шагом развивать это суперактуальное направление. Отделение пополнялось новым оборудованием, институт приобрел гибридный аппарат ОФЭКТ-КТ-томограф, сотрудники набирали опыт, посещали зарубежные и российские конференции, брались за передовые проекты, благодаря всему этому подразделение радионуклидной диагностики вскоре стало лидером в этой сфере в нашей стране.

Основные научные исследования Владимира Чернова и его команды связаны с поиском новых решений в методологии радионуклидных исследований в онкологии, кардиологии и неврологии. И – с разработкой и внедрением в практическое здравоохранение целого ряда новых радиофармпрепаратов, среди которых уникальный для мировой ядерной медицины 199-таллия хлорид, нашедший применение в кардиологии и онкологии. А чего стоит такая находка в союзе с партнерами, как новое поколение генераторов технеция, в результате которых организовано их безотходное производство. Разработанная в Томске профессором В.С. Скуридиным технология производства технеция позволяет в десятки тысяч раз уменьшить количество радиоактивных отходов по сравнению с классической, которая используется во всем мире.

Точность исследований с помощью радиоактивных изотопов помогает выявлять рак на ранних стадиях, а также эффективно с ним бороться. При этом радиофармпрепараты обладают коротким и не слишком вредным для человека периодом полураспада, причиняют минимальный ущерб здоровью, несоизмеримый с пользой от лечения и диагностикой. Одного укола препарата и ПЭТ-КТ достаточно, чтобы выявить даже небольшой метастаз. Именно поэтому разработка новых радиофармпрепаратов, узкозаточенных на выявление различных видов рака – одна из важных задач ученых.

– Я и не думал лет 20 назад, что у нас получится столько радиофармпрепаратов сделать,–говорит Владимир Иванович. – По сути, за вот эти годы это было шесть абсолютно новых для мировой ядерной медицины препаратов, и мы сейчас близки к тому, чтобы сделать еще один.

И каждый из препаратов – это улучшенная диагностика либо возможность увеличить эффективность лечения, прибавить пациентам здоровья и годы жизни. Так, разработанный совместно с политехниками препарат на основе меченной глюкозы позволяет оценить метаболизм опухоли и визуализировать злокачественные новообразования на обычных гамма-камерах без использования дорогостоящего ПЭТ. Он активно используется в практической работе НИИ онкологии. Апробированы в клинике меченые соединения на основе каркасных белков, позволяющие визуализировать рецепторы опухоли. На их основе создаются лекарственные препараты для эффективной терапии рака молочной железы.

Путь радиофармпрепарата от идеи до первого клинического применения занимает примерно от одного года до трех. В своей работе томичи сотрудничают с представителями мирового сообщества, с известным ученым из Уппсальского университета (Швеция) Владимиром Толмачевым и с ученым из московского НИИ биоорганической химии Сергеем Деевым. Такая коллаборация понятна: сегодня высокотехнологичные разработки невозможно делать силами одного регионального института, силами, например, отделения радионуклидной диагностики НИИ онкологии, в котором работают четыре научных сотрудника (кстати, все доктора наук, в прошлом году защитились те трое, кто пришел в отделение 16 лет назад, в самом начале, и профессор Чернов очень гордится успехами своих учеников).

– Создать радиофармпрепарат – технологически очень сложный процесс, все равно что человека в космос отправить, только тут еще и микрокосмос, - говорит Чернов. — Этот процесс включает исследования на иммунодефицитных животных, на клеточных линиях и многое другое из того, что было невозможно еще вчера. Стоимость успешной молекулы для радионуклидной терапии может достигать нескольких миллиардов долларов. Как раз этим направлением с 1990-х годов занимается профессор Толмачев, у них есть соответствующая материальная база для тестирования молекулы, которую он подбирает для препаратов, на их базе это вопрос нескольких недель, а у нас это полтора года займет. Часть работы Деева - синтез чистого белка, тоже невероятно сложная технология.

Над разработкой таргетных молекул-агентов для диагностики и терапии рака Владимир Чернов работает и в составе коллектива научно-исследовательского центра «Онкотераностика» ТПУ, мегагрант на его создание в размере 90 миллионов рублей выделило в 2019 году Министерство науки и образования РФ. Возглавляет центр профессор Толмачев.

– Творчество в науке – это точно предназначение Владимира Ивановича, - уверен Евгений Чойнзонов. – От своей профессиональной деятельности он получает глубокое чувство удовлетворения, просто наслаждается работой!

Действительно, слушаешь Владимира Чернова, и сам очаровываешься этими поисками той самой нужной молекулы, белка, механизма доставки препарата с изотопом в то самое нужное место организма больного, которое необходимо как можно точнее продиагностировать. Исследования отделения радионуклидной диагностики последних лет, например, посвящены созданию оригинального радиофармпрепарата на основе гамма-оксида алюминия для выявления сторожевых лимфатических узлов. С его помощью можно точно определить площадь операции, по сравнению с зарубежными аналогами томский препарат в пять раз более активно накапливается в лимфатических узлах. Патент на эту разработку вошел в список «100 лучших изобретений России» за 2014 год.

– До появления такой методики процентов 80 лимфодесекций (удаления лимфоузлов и тканей вокруг опухоли) выполнялось просто на всякий случай, чтобы достичь максимального результата после операции, - рассказывает Владимир Иванович. – Сейчас же врачи нашего НИИ онкологии применяют препарат практически ежедневно на 2-3 операциях, чтобы персонифицировать их объем – большую операцию делать или нет. Пока хирурги оперируют, удаленный из организма сторожевой лимфоузел (а он определяется с помощью радиофармапрепарата, изотопы накапливаются только в нем) исследуют патоморфологи и сообщают, есть ли в нем метастазы. Если нет, значит, не нужно удалять здоровые лимфатические узлы.

Радиофармпрепараты, словно уникальные ищейки, помогают найти точечные метастазы в костях и в других органах, повышают эффективность лечения. Воплощает в жизнь команда Чернова и другие идеи, не в сфере ядерной медицины: в содружестве с учеными ТГУ соорудили прибор-анализатор, который диагностирует два вида рака и формы пневмонии по воздуху, выдыхаемому пациентом. Весьма перспективная идея, которую можно развивать и развивать. И уже сегодня пофантазировать, что вдруг спустя какое-то время люди будут сдавать в поликлинике для базовых анализов не только кровь и мочу, но и выдохи воздуха в специальном мешочке. Вы же помните девиз Чернова – «Нет ничего невозможного!».

– Сейчас наша задача – разрабатывать радиофармпрепараты не только для диагностики, – говорит руководитель отделения. – Но и для лечения. Чтобы, транспортируясь в пораженные
раком органы, изотопы проводили в этих местах самостоятельную терапию.

– Восхищаюсь его целеустремленностью, - говорит Е.Чойнзонов. – От всего, что он делает, он получает удовольствие, всегда оптимистично настроен. Бросает ли он снег с крыши дачи, покоряет ли он горные походы (а за прошедшие десятилетия Владимир Иванович исходил, наверное, весь бывший СССР), катается ли он рядом с внучками в Шерегеше на лыжах. Все схватывает на лету, острый ум и дотошность отличают его как ученого, всегда готов подробно обсудить с коллегами плюсы и минусы их работ, с 2016 года он входит в состав Президиума Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки РФ, постоянно участвует в защитах научных работ. В.И. Чернов – автор более 660 печатных трудов, в том числе двухтомного «Национального руководства по радионуклидной диагностики», нескольких руководств и монографий. 21 апреля ему исполнилось всего 60 лет, впереди еще столько открытий и успехов, мы очень этого ему желаем!

Самому Владимиру Ивановичу в его работе больше всего нравятся позитив и творчество: – Доводить до клинической стадии разработку, когда уникальные свойства изотопов, препаратов помогают в диагностике и лечении пациентов. Это дает ощущение востребованности, это дорогого стоит, когда твое творчество приносит максимальное удовлетворение и реальные результаты.

Публикация, посвященная профессору Владимиру Чернову, в газете "Красное знамя" №29 от 26 апреля 2022 года.