Версия для слабовидящих:
Размер шрифта:
a
a
a

Аркадий Семке: «Мы все обязаны нашим пациентам!»

О научных исследованиях, особом отношении к пациентам и о своей семье - династии врачей и ученых – рассказывает доктор медицинских наук, профессор Аркадий Валентинович Семке.

  • К 85–летию со Дня рождения доктора медицинских наук, профессора, основателя научной школы сибирских пограничных психиатров и клинических психологов, академика РАМН Валентина Яковлевича Семке



Аркадий Семке. Доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора НИИ психического здоровья Томского НИМЦ по научной и лечебной работе, заведующий отделением эндогенных расстройств клиники НИИ психического здоровья Томского НИМЦ.


Любовь к науке и медицине из поколения в поколение

Династия врачей и ученых в семье Аркадия Валентиновича берет начало от его отца: академика Валентина Яковлевича Семке.


Академик В.Я. Семке


- Мои родственники были из приазовских немцев; всю жизнь они пахали и сеяли,  - рассказывает Аркадий Валентинович. – До войны они были фермерами; а потом, в страшные военные годы, их «раскидало»: многих братьев моего деда сослали в Казахстан, на угольные разрезы, а мой дед попал на Алтай, в поселок Быстрый Исток. Там он и обосновался, позже переехал в Барнаул, где трудился главным бухгалтером на сахарном заводе. Бабушка же занималась домом, растила детей и нас, внуков.

 - Мой отец первым из нашей семьи поступил в медицинский, это был первый набор Алтайского государственного медицинского института; тогда только создавалась вся инфраструктура. Там он познакомился с мамой, она была акушером-гинекологом.

Валентин Семке окончил медицинский институт в 1960-м году; в 1965-м защитил кандидатскую диссертацию на тему «Клиническая динамика психопатий в позднем возрасте»; в 1981-м защитил докторскую диссертацию, посвященную различным аспектам изучения истерии. В том же году в Томске был основан НИИ психического здоровья – как филиал Всесоюзного научного центра психического здоровья Сибирского отделения Академии медицинских наук.

 - Тогда академик Анатолий Иванович Потапов, инициатор и первый директор Томского научного центра Академии медицинских наук СССР, приезжал в Барнаул. Он лично, целенаправленно пригласил отца руководить институтом в Томске. И отец отправился туда; я же переехал в Томск на год позже, - рассказывает Аркадий Семке. 


Слева направо: В.Я. Семке,  Е.Д. Гольдберг, А.И. Потапов, Р.С. Карпов, Е.Ц. Чойнзонов


  • В течение 26 лет (с 1986 по 2013 гг.) Валентин Яковлевич Семке был директором НИИ психического здоровья, возглавлял разработку новых для нашей страны научных направлений: пограничная геронтопсихиатрия и кризисология, валеопсихология и клиническая персонология.

- Меня всегда поражало трудолюбие отца. Мне казалось, что чтение литературы, написание статей для него было отдыхом. Отец был одним из основоположников пограничной психиатрии (состояния между здоровьем и психозом). Мировую известность ему принесли его научные труды, связанные с изучением истерии. Это безбрежная тема. И, я считаю, он известен, но до конца не оценен: даже сейчас его работы отличает присущая ему динамичность, в отличие от принятой на Западе статики.


Коллектив НИИ


- Мы с отцом «поделили территорию»: он занимался пограничными расстройствами, я – эндогенными. У него – малая психиатрия, у меня – большая психиатрия. Вообще, для меня путь в науку, в медицину был предопределен: трудно выбрать что-то другое, постоянно находясь в этой среде.  

 - Летом после университета (Аркадий Семке с отличием окончил лечебный факультет Алтайского государственного медицинского института) я пришел работать в клинику НИИ психического здоровья, в отделение эндогенных расстройств. Моим учителем стала заведующая отделением, профессор Галина Викторовна Логвинович. Тогда меня захватила эта обстановка и необыкновенные люди рядом: мы сидели допоздна, обсуждали сложные истории болезни. Тогда до клиники ходил только один автобус, единица, и мы порой уже пешком шли до дальней остановки, откуда можно было уехать в город на «сороковке». С коллегами мы и работали, и ездили вместе на покосы, и были участниками добровольной народной дружины – ходили по городу, следили за порядком. В период «сухого закона», например, наша дружина охраняла точки по продаже алкогольных напитков… А еще каждому институту в те годы выделяли квартиру для ремонта: это была помощь строителям, кто что умел, тот делал - мешали раствор, клеили обои. При этом, никто не отменял научную работу и лечебную нагрузку. Сейчас вот, между прочим, проезжаю мимо этих домов, где делали ремонт, и даже не вспоминаю уже! Раньше было много такой деятельности. Жизнь кипела!

  • В 1988 г. Аркадий Семке защитил кандидатскую диссертацию, в 1995 г. – докторскую; с 2013 г. избран заместителем директора НИИ психического здоровья Томского НИМЦ по научной и лечебной работе.

  • Жена Аркадия Валентиновича Валентина Анатольевна Семке тоже принадлежала врачебной династии: врач психиатр-нарколог, она была заведующей 3-м клиническим психиатрическим отделением клиники НИИ психического здоровья.

   

Болезнь цивилизации

Область научных интересов Аркадия Семке – шизофрения, психофармакотерапия, биопсихосоциальная реабилитация, социальное приспособительное поведение. 

- Меня заинтересовали острые психотические состояния, которые протекают очень бурно и тяжело и имеют неплохой прогноз, по сравнению с другими формами шизофрении. Это моя «первая любовь». После этого я занимался уже темой адаптации, приспособительного поведения больных шизофренией. Буквально с первых секунд начала заболевания организм начинает приспосабливаться к условиям, связанным с болезнью – от клетки до всего организма, это и психика, и соматические состояния. Заболевание мы еще не можем излечить, мы до конца не понимаем его природу, есть только гипотезы, нет стройных теорий о происхождении, динамике шизофрении, поэтому нам очень важно сейчас, здесь и теперь помочь пациенту найти себя в этом мире. Найти взаимодействие между врачом, пациентом, его семьей. Это очень важные аспекты. Адаптация состоит из трех компонентов: клинического (течение заболевания), социального (у пациентов теряется работа, связь с обществом, происходят суициды) и биологического.

- Шизофрения как «бомба», она может манифестировать неожиданно, и в кризисные периоды она всегда усиливается. Наиболее часто она начинает проявляться в конце подросткового – начале юношеского возраста. Зачастую это случаи неблагоприятного течения. Вот кстати, проводились многочисленные опросы, и практически никто не хочет повторить свой подростковый возраст, - это «перетягивание каната», мысли о своем предназначении, недовольство своей внешностью, поиск опоры снаружи, зачастую не у учителей и родителей… А сейчас беспокойство вызывает такой социальный феномен, как «спайсы» (курительные смеси). На фоне их употребления есть случаи развития именно шизофренической симптоматики. Это скрытые случаи, которые, быть может, и не проявились бы.

 - «Болезнь цивилизации»: именно так в нашем профессиональном сообществе называют шизофрению. Гениальность и безумие – один из самых интересных вопросов. Нет ни одного гения, который был бы «белым и пушистым» - каждый со своими странностями, которые его отличают. И существует мнение, что для того, чтобы родился один гений, природа «берет у человечества плату» в качестве различных болезней: как, в том числе, и шизофрения. Эта теория достаточно распространена в нашей профессиональной среде.

  • Мы все обязаны нашим пациентам. Мы обязаны этим людям за те блага цивилизации, которыми мы пользуемся. Есть такая точка зрения, что если мы избавимся от шизофрении, наш прогресс остановится.

 

Отвлечься от научной и клинической деятельности Аркадию Валентиновичу помогает любимое занятие: чтение. «Очень люблю историческую литературу, в которой я нахожу аналоги современной жизни. Люблю кино, прогулки, проводить время с родными. Мои дети не выбрали медицину. Вся надежда на внуков!»